Статья была опубликована в журнале "Юнгианский анализ" №1 за 2010 год.


Все говорят, что мы вместе,
Все говорят, но немногие знают в каком…

Виктор Цой

 

Фрагмент, потому что не бывает завершенного анализа сновидения, как, собственно, не бывает и завершенного окончательно и бесповоротно анализа. На протяжении всей жизни можно возвращаться к одному и тому же сновидению, и видеть его по-другому, и черпать из него разное. Более того, сновидение может начать развиваться, наполняться, даже зажить в какой-то момент отдельной от сновидца жизнью. Есть огромное количество тому примеров - любой рассказанный сон, а уж напечатанный! Символ, одним словом.

К.Г.Юнг рассматривал сновидение как прямой канал связи с бессознательным, когда оно говорит на своем языке. Он считал недопустимым интерпретировать сон, исходя из какой-либо теории и старался всматриваться в содержание самого сна. Сновидение всегда решает конкретную и неповторимую задачу человека. Оно не является защитным занавесом, за которым угадываются реальные фигуры, а само выполняет важную функцию передачи экзистенциального послания бессознательного.

Сновидение является противоположностью бодрствующего состояния и в отношении его выполняет компенсаторную функцию. Оно дает возможность заявить о себе и развиться тому, что подавляется, не находит развития в сознании. В сновидении может корректироваться сознательная установка.

Сны отражают насущные потребности человека и дают ему шанс сделать новый шаг на пути изменений, продуцируя символы, через которые может ассимилироваться содержание бессознательного. Сновидение шлет послание Эго, дает ему совет, проявляет новые перспективы и возможности для самоосуществления личности.

К.Г.Юнг считал, что во сне говорит мудрость бессознательного, которая еще не открылась сознанию и находится немного впереди него. Осваивая ее через символы, человек изменяется и развивается. Поэтому часто психотерапевт может понять и предугадать развитие событий во внутренней жизни клиента, продлевая линию от их подготовки во сне к будущей реализации. Во сне проявляется символ, еще не усвоенный сознанием, но уже начавший путь к нему из глубин бессознательного. В сновидении клиента аналитический психолог отыскивает не травмы и конфликты прошлого, а потенциал для дальнейшего развития. К.Г.Юнг видел в нем попытку справиться с проблемой, которую не может решить, не замечает или отвергает Эго. Поэтому образы сновидения, зачастую более насыщены эмоциями, чем бодрствующее состояние.

Интерпретация символизма должна быть индивидуальной, поэтому в юнгианском анализе даются дополнительные возможности для расширения содержания образа. Например, предлагается разыграть продолжение сна, станцевать, нарисовать сновидение, поговорить с образом, представляющим значимую фигуру.

Адела Уортон, английский врач, рассказывала Джозефу Хендерсону , что во время своего анализа Юнг поощрял ее танцевать мандалоподобные фигуры в те моменты, когда у нее не получалось их нарисовать: "Комната была небольшой, но небольшое чистое пространство было достаточным" .

Мы знаем очень мало о подробностях ее танца, или что этот танец затрагивал в каждом из них, или к чему они пришли после. Но в "Комментариях к "Тайне золотого цветка" Юнг писал:

"Среди моих пациентов я встречал несколько женщин, которые не рисовали мандалы, а вместо этого танцевали их. В Индии для этого есть специальное название mandala nrithya, танец мандалы. Танцевальные фигуры выражают те же значения, что и рисунки. Мои пациенты могут сказать очень мало о значении символов, но они очарованы ими и находят, что символы каким-то образом выражают их субъективное психическое состояние и влияют на него. "

Юнг прикоснулся к этой теме снова на своем семинаре 1929 г. по сновидениям:

"Пациентка однажды принесла мне рисунок мандалы, рассказав, что это был набросок определенных движений вдоль линий в пространстве. Она протанцевала его для меня, но большинство из нас слишком поглощены собой и недостаточно храбры, чтобы поступать таким образом. Это была магическая формула или заклинание со священным сосудом или пламенем в середине, конечной целью, которую нужно достичь не напрямую, но с остановками в кардинальных точках". (Джоан Чодороу)

Психоаналитик дает инструкцию стараться удерживать образ сновидения и анализирует получаемую продукцию (метод активного воображения). Можно предложить вспомнить жизненную ситуацию, которая по своей внутренней логике близка к ситуации сновидения. Так как символ позволяет дать многозначную трактовку, для выбора оптимального пути в анализе К.Г.Юнг использовал серии сновидений, которые проясняют смысл отдельных снов или дают возможность отвергнуть неверную интерпретацию. В процессе психотерапии сновидения становятся все более понятными, проясняется их смысл для человека в контексте его жизни.

В отличие от классического психоанализа, К.Г.Юнг отрицал универсальность символики. В то же время есть сны, в которых по преимуществу представлены универсальные образы, мифологичные по своей структуре. Образы сновидения могут быть архетипическими, но смысл символа всегда индивидуален. Для интерпретации универсальной символики привлекаются параллели из мифов, сказок, верований.

Я хочу вам предложить совершенно конкретный сон конкретного человека. Итак, по порядку: молодая женщина, 28 лет, шестой год анализа, стадия завершения аналитических отношений, на момент, когда приснился сон – беременна, беременность порядка двадцати двух недель. В момент обращения запрос звучал, как «я, кажется, себя не люблю», основное поле нашей работы – материнский комплекс. Решение об окончании анализа с беременностью связано, но, как мне кажется, обратной связью – мысль об окончании возникла гораздо раньше, многое было обсуждено, решение было принято, примерные сроки окончания намечены. То есть, сначала появилась мысль об окончании анализа, а потом потребность сделать тест на беременность, который оказался положительным.

Сон: Всё происходит в абстрактном родительском доме (это не дом реальных родителей). В туалете завелась книжка… «Человеческая анатомия» класс седьмой, наверное, помните? Определённый параграф, раздел очень подробный, как люди размножаются…

Я закрылась в туалете, чтобы это прочитать. Начинают в дверь ломится – Светка (родная сестра на пять лет младше), мама и моя двоюродная сестра Алька. Сёстры с той же целью, что и я – прочитать тот же раздел. Мама с противоположной: «Дай мне эту книжку, я должна вырвать эти листы, вам нельзя это читать!» Я дверь никому не открываю – веду переговоры с мамой. «Я из-за того, что это не знала, я в своё время такие проблемы огребла! И ты хочешь нас этой информации лишить сейчас!»

В конце сна мысль: что я делаю в родительском доме?! У меня есть свой! Ради чего я это терплю?

Эта мысль во всех моих последних снах – родители хотят меня под себя подмять! У меня есть своё, но я почему-то всё еще не там.

Это осознание, что у меня есть своё, даёт мне возможность всё это говорить.

Предлагаю разыграть классическую партию по правилам Юнга:

Иоланда Якоби: Юнг обнаружил, что сны в большинстве своем выказывают определенное структурное сходство. В противоположность Фрейду, он считал, что каждый сон — это самодовлеющая целостность, драматическое действие, поддающееся членению на элементы пьесы греческого театра.

  1. Место, время, действующие лица: это начало сна, которое часто указывает на обстановку действия и состав персонажей.

  2. Экспозиция (постановка задачи). Здесь представляется центральное содержание сна: бессознательное обрисовывает тот вопрос, на который ему предстоит ответить в течение сна.

  3. Собственно действие — своего рода "хребет" сна; здесь разворачивается "сюжет", действие движется к кульминации, трансформации или катастрофе.

  4. Разрешение, итог сна, его осмысленное заключение и раскрытие заключенного в нем компенсаторного "посыла". Эта обобщенная модель, по которой строится большинство снов, образует основу для интерпретации.

И рассматривать мы будем в трех направлениях: прошлое, настоящее (то, что в кабинете) и перспективу.

Всё происходит в абстрактном родительском доме (это не дом реальных родителей). В туалете завелась книжка…

Место действия – родительский дом. В прошлом – Мир объединённых родителей

... Прародители Мира, небеса и земля, объединены в круге, бесконечно и вечно слитые, так как ничто еще не встало между ними, чтобы создать двойственность из первоначального единства. (Нойманн 1998),

в настоящем – мой кабинет, а, возможно, она сама, в перспективе – её дом, она скоро станет мамой.

Туалет – самое загадочное место в доме, самое чистое - «лицо хозяйки», как мне недавно сказали и самое грязное одновременно, место общего пользования и уединения, место пересечения интересов всех жителей квартиры, отхожее место, место обновления и очищения, место сакральное, где приходят самые удачные идеи и откровения. И в то же самое время, это место боли и удовольствия, радости, есть люди, которые поздравляют выходящих из туалета – «с облегчением!», протеста – вспомним измазанные какашками стены или ужасающие запоры «не принимаете – не отдам» детей и т.д. и т.п. И, конечно, это место созидания и рождения. Самая экологичная поза для рождения человека – на корточках…

Надо сказать, что лежа на спине женщины рожают относительно недавно - последние 200-300 лет. С незапамятных времен рожали либо стоя, либо сидя на коленях или на корточках, то есть, собственно говоря, практиковали… роды при вертикальном положении корпуса….
     В России женщины часто рожали в натопленной бане, причем повитухи, занимавшиесяоказанием помощи в родах, не давали роженице долго лежать, заставляя ее ходить, иногда дополного изнеможения, и даже переступать через препятствия. Видимо, эта тактика избиралась из тех соображений, что вертикальное положение и движения способствуют сокращениям матки.
     С древних времен в Китае сохранялась традиция проводить роды сидя. В Европе эта тактика родоразрешения также была достаточно распространена. В Голландии вплоть до прошлого века в приданое невесты входил стул для родов. В исторических источниках есть указания на то, что до XVI века во Франции женщины рожали преимущественно на четвереньках, а в Германии - на стуле. (http://www.9months.ru/press/2_02/32/)

И вот в этом месте «завелась книжка», не просто, а ««Человеческая анатомия» класс седьмой, наверное, помните? Определённый параграф, раздел очень подробный, как люди размножаются…», ассоциации про некое знание, которое нужно прочитать, познать, поглотить, проглотить, постичь, присвоить, то есть сделать своим. Это трудно – есть ограниченность во времени, в пространстве – туалет, место, которое нельзя занимать долго (в одном спектакле была такая надпись на стене рюмочной «Пей скорей, твоя кружка нужна другому!»), нужно успеть. Нарастание напряжения – туда «ломятся». Есть прямое указание времени «седьмой класс» и это тринадцать-четырнадцать лет, пубертат, менструация, окончательное осознание пола.

И в тоже время клиентка размышляет о том, что это посвящение, когда она это прочитает, то будет готова родить ребенка и родится сама – уйти из анализа.

Я закрылась в туалете, чтобы это прочитать. Начинают в дверь ломится – Светка (родная сестра на пять лет младше), мама и моя двоюродная сестра Алька. Сёстры с той же целью, что и я – прочитать тот же раздел. Мама с противоположной: «Дай мне эту книжку, я должна вырвать эти листы, вам нельзя это читать!» Я дверь никому не открываю – веду переговоры с мамой. «Я из-за того, что это не знала, я в своё время такие проблемы огребла! И ты хочешь нас этой информации лишить сейчас!»

Родная сестра – в анализе было много ненависти и зависти к младшей сестре, она такая «вся мамина», «я иногда не понимаю, где мама, где сестра», «боюсь говорить сестре – мама тот час же все узнает», сейчас предпринимаются попытки наладить отношения с сестрой, потихонечку приняла идею, что сестра тоже идет путем сепарации, но иным, не через анализ.

Сестра матери – очень интересный персонаж! У них рано умерли родители и матери моей клиентки пришлось стать матерью своим брату и сестре. А сестра – не благодарная! – выбрала свой путь, стала художницей. Но и моя клиентка пошла тем же путем: сначала – для мамы – обучилась на бухгалтера, а потом получила второе высшее образование – для себя – дизайнера. Работает дизайнером.

Ассоциация со мной – я та самая мама, которая ломится, которая хочет вырвать страницы и, таким образом, удержать в анализе. Но, в тоже самое время, я и двоюродная сестра (Аля - Оля) и, думаю, здесь скрываются очень сильные чувства зависти. Зависть ко мне – в её анализе был перерыв, связанный с моей беременностью и рождением ребенка. И страх зависти и ненависти матери – мать уже не будет беременна, её время деторождения неумолимо проходит. Опять же – вырву страницы и моя клиентка не уйдет, не покинет меня. И ей нужно удержать книгу, закрыться в самом сакральном месте дома и удержать, во что бы то ни стоило!

Напряжение нарастает, действие разворачивается:

Я дверь никому не открываю – веду переговоры с мамой.

Ассоциации танцуют вокруг закрытой двери. Еще несколько лет назад дверь была открыта, она вспоминает, как мама могла зайти в ее комнату без стука, когда она переодевалась и стоять разговаривать с ней, ей было неловко, но она не могла указать матери на дверь. Своего бывшего бойфренда – он очень нравился матери! – с которым они жили в квартире с его матерью и на входе в их комнату просто не было двери… При том, что у него была квартира… Она долго терпела, потом ушла. И, спасибо этому парню, сколько потом было гнева и отчаяния, сначала на него, как на более безопасный объект, а потом и на всех мамаш, вместе взятых!

Она не открывает дверь, хотя какой-то её части этого всё еще хочется и она задумчиво говорит: «еще недавно, я бы, наверное, просунула книгу под дверь»…

И – кульминацией – звучит её крик: «Я из-за того, что это не знала, я в своё время такие проблемы огребла! И ты хочешь нас этой информации лишить сейчас!»

18 лет… любовь… Конечно, самая настоящая, с сексом. Мама приезжает ночью к влюбленным и вытаскивает дочь из объятий «быстро домой!». Но это не самое страшное. Самое страшное, это аборт, на который она пошла из-за страха… мамы. Причем, она тайно взяла направление, морально настроилась. Но мама нашла направление в её сумочке. Потом её повезли в «мамину» больницу, аборт сделали «мамины» знакомые доктора. Эта история никогда не обсуждалась. Более того, когда клиентка пришла в анализ, она долго не упоминала о не рожденном ребенке. И только сны навязчиво повторяли картинку: родила ребенка и сразу спрятала то в шкаф, то в дорожную сумку… И надо, через несколько дней, открыть. Что там? В сильном страхе просыпалась.

Сколько было горя, когда эта история всплыла! И страх, что детей уже никогда не будет, и защита «зачем мне дитя в 18 лет?! Я никогда не сделала бы карьеру!». Она разговаривала с ребенком в активном воображении – это непременно мальчик! Оплакивала «ему сейчас бы было уже семь лет и он бы пошел в школу»… Она даже ездила в онкологическую детскую клинику и сдавала кровь...

Потом были другие сны и другие чувства, и в конце концов, и не рожденный ребенок, и его не случившаяся мама простили и поняли друг друга.

А дальше возник Мир Матерей

Фауст (содрогаясь):

При спуске к Матерям! Чем это слово

Страшнее мне удара громового? (Гёте)

и она – сейчас беременная – стала размышлять, что выйдет из этого туалета совсем другой. Родившей и родившейся. Матерью.

И я сказала, что она скоро сама станет матерью и услышала её голос: «я сама стану матерью… Я вижу, как Мама становится просто мамой… Я чувствую, как Великая Богиня становится обыкновенным человеком»… Сказала и сама испугалась, чего сказала.

… каждая мать включает в себя свою дочь, а каждая дочь – свою мать и что каждая женщина простирается назад – в свою мать и вперед – в свою дочь. (Юнг 2005)

Оставшиеся пять минут сессии мы молчали…

… если очень обожаемый предмет соотносится бессознательным с анальной областью, нам приходится заключить, что это способ выражения уважения и внимания, подобный тому, что чувствует ребенок… мы можем также упомянуть тесную связь между экскрементами и золотом в алхимии, низшая ценность соединяется с высшей. (Юнг цит по Самуэлс 1997)

В название вынесено «место очищения и обновления», так что же это за место? По словам Петера Лёвенберга (Председатель комитета МПА по Китаю; профессор истории, Университет Калифорнии, Лос-Анджелес (UCLA); тренинг- аналитик и супервизор в Новом центре психоанализа, Лос Анджелес, Калифорния.):

Психоаналитический сеттинг – это безопасное удерживающее пространство, куда пациент может приносить тревогу, которая считается сигналом бессознательной угрозы и опасности (S. Freud, “Inhibitions, Symptoms and Anxiety,” 1926). Психоанализ – это пространство, в котором тревоги дозируются, а бессознательные страхи и их источники исследуются.

Психоаналитический сеттинг служит креативным контейнером (Wilfred R. Bion, “Learning from Experience,” (1962) in Seven Servants (New York: Jason Aronson, 1977), p. 90.). Я имею в виду, что психоаналитический сеттинг и аналитик не являются какими-то инертными контейнерами…. скорее, аналитический сеттинг как дубовая бочка для виски, которая взаимодействует с дистиллированным суслом для процесса выдержки, детоксификации, модификации и изменения. Бочку сушат и обжигают, что создает внутри нее толстый слой древесного угля, так что он может поглощать нежелательные примеси и придавать ароматы. Дубовые бочки для выдержки виски не герметичны; они проницаемы для воздуха, что позволяет спирту испаряться. За десять лет выдержки, которая смягчает вкус, вбирает аромат дерева и придает цвет, около четверти спирта теряется при испарении. Шотландцы, которые используют бочки из-под американского виски, называют это «доля Ангела». (Петер Лёвенберг)

И местом этим в этой истории выступает кабинет, да и само пространство сновидения.

«То, что внизу, подобно тому, что вверху, а то, что вверху, подобно тому, что внизу. И все это только для того, чтобы совершить чудо одного-единственного». (Гермес Трисмигистр «Изумрудная скрижаль» цит по Серж Ютен). 


Список литературы

  1. И. Якоби "Психологическое учение Карла Густава Юнга" К.Г.Юнг "Дух и жизнь", М., "Практика", 1996 перевод Л.Акопяна

  2. Э. Нойманн «Происхождение и развитие сознания» «Рефл-бук» «Ваклер» 1998

  3. Э. Самуэлс «Юнг и постюнгианцы», М., «ЧеРо», 1997

  4. Гёте «Фауст» Часть II, акт 1, сцена «Темная галерея» в переводе Б. Пастернака

  5. К.Г. Юнг «Душа и миф. Шесть архетипов» М., АСТ Минск Харвест, 2005

  6. Джоан Чодороу. Тело как символ: танец и движение в аналитической терапии http://www.isra-trainings.com/articles/dance/body_as_symbol.html

  7. «Психоаналитический сеттинг, как творческое пространство» Петер Лёвенберг http://www.bpaonline.ru

  8. Серж Ютен. Повседневная жизнь алхимиков в средние века. М., Молодая гвардия, Палимпсест, 2005г.